Пятница, Нояб 24

  •  

Profile

Layout

Menu Style

Cpanel
Вы здесь: Главная Приграничье, Киркенес Семьдесят один год назад советские войска выбили фашистов из северной Норвегии

Приграничье, Киркенес

Семьдесят один год назад советские войска выбили фашистов из северной Норвегии

/LhY3e/

Советский народ и его Вооруженные Силы в годы второй мировой войны вели титаническую борьбу с германским фашизмом. Наступление Красной Армии на Крайнем Севере осенью 1944 года имело для Норвегии исключительно важное значение .
Задача советских войск на северном фронте сводилась к тому, чтобы разгромить полярную армию Гитлера, раз и навсегда положить конец мечтам нацистов об изоляции Советского Союза от северных морей, лишении его морских сообщений с Западом. С ликвидацией немецко-фашистской группировки в Заполярье прекращались бы военные операции севернее Ленинграда и Советский Союз получил бы возможность сконцентрировать все силы на других фронтах, направленных против собственно Германии.
Но чтобы окончательно уничтожить полярную армию Гитлера, необходимо было освободить от оккупантов северо-восточные районы Норвегии, на территории которых на протяжении ряда лет находились военно-морские и военно-воздушные базы фашистов. С этих баз совершались нападения на конвои союзных судов, шедших с Запада в Советский Союз, осуществлялись операции против незамерзающих портов в районе Мурманска, против советских военно-морских баз в бассейне Северного Ледовитого океана, а также против морских коммуникаций СССР в Белом море.
Создание северного фланга гигантского Восточного фронта германское командование осуществляло в тесном сотрудничестве со своим тогдашним союзником Финляндией.
На территории Финляндии были созданы транспортные линии, связывавшие Германию с немецко-фашистскими войсками в Северной Норвегии. А по мере того как немецко-фашистский план нападения на Советский Союз принимал конкретные очертания, в стратегически важных районах Финляндии начали размещаться германские войска.
Нападение нацистов на Советский Союз в июне 1941 года на северном участке фронта было осуществлено совместно с Финляндией. Южный отрезок фронта обеспечивали в основном финские войска, а северный — полярная армия, состоявшая исключительно из немецко-фашистских войск. В этой армии насчитывалось около 150 тысяч человек. В нее входили преимущественно отборные войска, в том числе четыре дивизии СС.
Генерал Браухич поставил перед полярной армией задачу: «...Взять в кольцо Мурманск, являющийся главной базой для активных действий противника на суше, на море и в воздухе, затем осуществить окончательный захват Мурманска».
Однако планы и директивы хвастливых гитлеровских генералов остались лишь на бумаге. Немецко-фашистские захватчики уже в 1941 году были остановлены на рубеже реки Западная Лица западнее Мурманска. Весь северный фронт примерз на этом рубеже. Военные действия здесь приняли характер позиционной борьбы, в ходе которой советские войска на протяжении трех лет отбивали все попытки гитлеровцев перейти к активным действиям.
Конец 1943 и начало 1944 года явились поворотным пунктом для судеб оккупированных стран Европы. Нанеся сокрушительное поражение немецко-фашистским войскам в западных областях СССР, Красная Армия в январе 1944 года перешла границы Польши и начала освобождать ее территорию. Несколько позже началось очищение от немецких захватчиков Советской Карелии на севере, а летом 1944 года Красная Армия приступила к изгнанию оккупантов из Балканских стран.
Вести о всех этих победах по сотням нелегальных каналов доходили до борцов антифашистского движения Сопротивления в Норвегии, вселяя в них надежду и пробуждая активность. На протяжении длительного времени, особенно после победы под Сталинградом, героическая борьба Советского Союза против гитлеровских полчищ являлась главным источником, вдохновлявшим норвежцев на борьбу против фашистского режима. Исторические успехи Красной Армии сделали актуальным вопрос об активизации борьбы антифашистов в Норвегии, чтобы увеличить их вклад в приближение полного разгрома фашизма.
Уже в начале 1944 года в норвежском правительстве, находившемся в Лондоне, в близких к нему кругах начали раздаваться голоса о необходимости установления более тесного оперативного сотрудничества с Советским Союзом, так как становилось все более ясным, что Красная Армия первой начнет освобождение Норвегии, особенно если Финляндия выйдет из войны до окончательного краха гитлеровской Германии.
В марте 1944 года правительство Нюгордсволла решило вступить в переговоры с Советским правительством относительно возможности переброски на территорию советского Заполярья норвежских воинских подразделений, которые смогли бы под руководством советского военного командования принять участие в освобождении Финнмарка.
Правительство СССР отнеслось к этому предложению положительно. После серии переговоров 16 мая 1944 года были заключены идентичные соглашения с Советским Союзом, США и Великобританией о военном сотрудничестве при подготовке и осуществлении освобождения Норвегии и временном режиме на территориях, которые будут освобождены.
В совместном коммюнике, подписанном четырьмя правительствами, говорилось следующее: «Соглашением признается, что на первой, или военной, стадии освобождения Норвегии союзные руководители де-факто должны нести высшую ответственность и располагать высшей властью в отношении гражданской администрации, как того потребует военная ситуация.
Установлено, что как только позволит военная обстановка, норвежское правительство вновь возьмет на себя полностью конституционную ответственность за гражданскую администрацию при условии, что союзнические вооруженные силы получат специальные привилегии, которые они сочтут необходимым для себя на территории Норвегии для ведения военных действий вплоть до полного завершения таковых».
Правительство Нюгордсволла комментировало эти соглашения в прессе следующим образом:
«Соглашения, которые подписаны между Норвегией, с одной стороны, Великобританией, Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик, с другой стороны, являются звеном в подготовке к окончательному освобождению нашей страны. Теперь мы ожидаем решительных ударов, которые поставят Германию на колени. Мы приближаемся к тому моменту, которого ждали с самого начала оккупации Норвегии, к моменту, когда гнет будет сброшен и норвежский народ вновь станет хозяином в собственном доме.
Основа соглашений: суверенитет и целостность нашей страны — соответствует принципам Атлантической хартии и заявлению Московской конференции, в котором указывается, что международное сотрудничество должно опираться на правовое равенство между объединенными нациями...»
Практическое значение соглашения приобрели в первую очередь в отношениях между Норвегией и Советским Союзом, когда в октябре 1944 года советские войска освободили Финнмарк. Английские и американские части и военная администрация прибыли в Норвегию лишь к концу военных действий.
После заключения в сентябре 1944 года перемирия между Советским Союзом и Финляндией и выхода последней из войны отборная гитлеровская армия у берегов Северного Ледовитого океана оказалась в весьма [224] трудном положении. В случае немедленного отступления ей пришлось бы уходить на запад, в глубь Северной Норвегии. Это означало бы, во-первых, потерю операционных возможностей для германских военно-морских и военно-воздушных сил в бассейне северных морей, поскольку они лишились бы своих важнейших баз в Норвегии. Во-вторых, совершенно очевидно, что это означало бы начало конца немецко-фашистской оккупации Норвегии, поскольку Финнмарк пришлось бы покинуть. Такое развитие имело бы серьезные последствия. Оно несомненно сказалось бы на положении гитлеровцев в других оккупированных странах Европы, еще больше подорвало бы воинственный дух фашизма.
Поэтому главное командование нацистов решило, что полярная армия должна «удерживать позиции». Раздавались высокопарные и хвастливые призывы «не уступать ни пяди», «бороться до последнего патрона».
Оборонительные рубежи немецко-фашистские дивизии укрепляли очень основательно. За период позиционной войны они создали развитую систему бетонированных укреплений, протянувшихся по линии Петсамо — полуостров Рыбачий и далее в глубь Финнмарка. Вдоль всего морского побережья до самого мыса Нордкап была создана мощная линия, состоявшая из бетонных укреплений. В свои тылы гитлеровцы протянули связь, проложили дороги. Киркенес был превращен в «крепость Киркенес», в базу снабжения, которая могла в течение девяти месяцев обеспечивать все потребности немецко-фашистской группировки, в случае если бы она оказалась отрезанной. Вокруг Киркенеса и вдоль всего финнмаркского побережья были созданы бесчисленные минные поля с сотнями тысяч самых разнообразных сухопутных мин. Все пригодные для использования флотом бухты также были перекрыты минными заграждениями. Все это предстояло преодолеть советским войскам.
26 сентября 1944 года Верховное Главнокомандование Советских Вооруженных Сил отдало приказ о подготовке к наступлению с целью освобождения от немецко-фашистских захватчиков района Петсамо.
Эта операция была сопряжена с огромными трудностями. Местность, на которой предстояло действовать советским войскам, представляла собой обширные болотистые пространства и горные участки. Для поддержки наземных войск привлекались военно-морские и военно-воздушные силы. Подобного рода комбинированный удар с участием всех родов войск проводился в арктических условиях впервые в истории. Задачи наступления усложнялись неблагоприятным временем года. Наступала полярная ночь с зимними штормами, холодами и темнотой. Тем не менее уже 25 октября советские войска преодолели наиболее трудные участки местности, а гордость Гитлера — полярная армия, несмотря на отчаянное сопротивление, оказалась разбитой. Ее остатки откатились в Норвегию.
Учитывая возможность отхода своих войск, немецко-фашистское командование запланировало осуществление тактики выжженной земли.
После освобождения от немецко-фашистских захватчиков района Петсамо стало известно, что в поселке Лиинахамари проводилась подготовка так называемых брандкоманд — групп по тотальному опустошению местности. Подобного рода группы были размещены на всем пространстве от Петсамо до Тромсе. Кроме того, на территории Финнмарка действовали подвижные команды такого же назначения. Их могли перебрасывать из одного района в другой, в зависимости от того, где их «работа», с точки зрения германского командования, считалась наиболее целесообразной. Для каждого города, рыбацкого поселка или другого населенного пункта Финнмарка был заранее разработан план разрушения. Все крупные дороги, мосты и более или менее значительные здания заранее минировались.
Весть о поражении немецко-фашистской группировки в районе Петсамо и продвижении советских войск к норвежской границе воодушевила население южных районов страны, а в лагере квислинговцев вызвала панику. Находившиеся под контролем квислинговцев радио и официальные печатные органы усилили антисоветскую пропаганду, запугивая население Северной Норвегии. Гестапо и квислинговцы проводили террор. Небывалого размаха достигла жестокость в отношении военнопленных, особенно советских граждан, находившихся в немецких лагерях на территории Норвегии.
Причины истерии и паники квислинговцев были понятны. Они уже в первой половине октября были информированы о плане тотального опустошения территории Финнмарка. Лакеи немецко-фашистских оккупантов были обязаны способствовать задуманному преступлению. На них возлагалась задача принудительной эвакуации гражданского населения из губернии Финнмарк. Силой, с помощью немецкого оружия, они должны были сгонять людей с родных мест и отправлять на юг страны. Для организации принудительной эвакуации населения уже в середине октября на север была направлена группа высокопоставленных квислинговцев во главе с «министром» Йонасом Ли.
Для норвежского правительства в Лондоне прорыв советских войск на территорию Норвегии и освобождение 25 октября 1944 года города Киркенес явились ошеломляющей неожиданностью. В сложившейся обстановке ему трудно было реализовать записанное в соглашении с правительством СССР свое же положение об участии норвежских подразделений в военных операциях на севере. Имевшиеся норвежские военно-морские и военно-воздушные подразделения были подчинены британскому командованию и заняты в наступательных операциях против немецко-фашистской армии во Франции и у ее побережья. Сухопутные части Норвегии дислоцировались в Шотландии.
Таким образом, советские войска без всякой помощи, самостоятельно овладели крепостью Киркенес, нанеся сокрушительное поражение немецко-фашистским захватчикам в Заполярье.
Когда сообщение об освобождении Киркенеса было получено в Лондоне, норвежское правительство направило правительству СССР телеграмму следующего содержания:
«В связи с началом освобождения нашей страны норвежское правительство шлет искреннее приветствие правительству Советского Союза и советскому народу. Норвежский народ на протяжении более четырех лет подвергался ограблению и угнетению со стороны немецких захватчиков. Он с надеждой следил за героической и победоносной борьбой Красной Армии под руководством маршала Сталина. За время войны норвежское правительство имело достаточно случаев убедиться в дружбе и симпатиях Советского правительства к Норвегии. Население северных районов Норвегии приветствует союзническую Красную Армию как освободительницу. Норвежские  вооруженные силы примут участие в борьбе, норвежское население и гражданские власти, назначенные правительством, сделают со своей стороны все возможное во имя совместной борьбы против немецких захватчиков. Освобождение Северной Норвегии будет с радостью и воодушевлением приветствовать весь норвежский народ, он будет и в дальнейшем крепить дружбу между нашими странами».
По норвежскому радио из Лондона, передачи которого в Норвегии нелегально слушали тысячи людей, распространяя затем услышанное среди сотен тысяч других своих соотечественников, выступили король Хокон VII и премьер-министр Нюгордсволл. Они приветствовали освобождение Киркенеса как начало полного освобождения Норвегии и обратились к норвежскому народу с настоятельным призывом сотрудничать с Красной Армией.
В связи с новой обстановкой правительство в срочном порядке приступило к практическим мероприятиям. В Москву для переговоров с правительством СССР о порядке военного и гражданского управления в освобожденных районах Норвегии был направлен министр иностранных дел Трюгве Ли. В Лондоне была сформирована норвежская военная миссия, которой предстояло установить связь с советским военным командованием в Финнмарке и оказать содействие в восстановлении органов гражданского управления в освобожденных районах. В состав военной миссии в основном вошли члены вновь созданного командования военным округом Финнмарк. В подчинение командованию военным округом должны были поступить норвежские войсковые подразделения, которые предполагалось перебросить из Англии, — норвежская бригада, — а также норвежские полицейские подразделения, сформированные на территории Швеции. Кроме того, планировалось сформировать войсковые подразделения из жителей освобожденных районов Северной Норвегии.
Из Англии в Северную Норвегию удалось направить лишь одну горнострелковую роту численностью около 250 человек и некоторое количество офицеров. Норвежские военные корабли прибыли к берегам Северной Норвегии только в декабре и в таком составе, что не отваживались на выполнение каких-либо ответственных задании. Норвежской военной авиации в освобожденных районах Северной Норвегии не было вообще до самого окончания военных действий.
В то время как немецко-фашистские оккупанты истерически кричали о «большевистском нашествии», всеми средствами пытаясь запугать население, освобождение Финнмарка пробудило в оккупированной Норвегии воодушевление и уверенность в близости победы над врагом. Очищение северных районов страны от оккупантов с новой силой поставило на повестку дня вопрос о необходимости активизировать по всей Норвегии движение Сопротивления. Официальное руководство Фронта Родины в активизации борьбы против немецко-фашистских оккупантов заняло сдержанную позицию. Наиболее решительным сторонником активной борьбы сил движения Сопротивления являлась Коммунистическая партия Норвегии, находившаяся на нелегальном положении.
17 октября 1944 года Центральный Комитет Компартии Норвегии через свои подпольные газеты призвал к политическому и организационному объединению всех сил движения Сопротивления и его руководства, поставив вопрос о включении в состав руководства Фронта Родины представителей сил Сопротивления, находившихся под руководством коммунистов. В ноябре 1944 года Компартия Норвегии направила правительству в Лондоне обращение, в котором была намечена линия на активизацию борьбы движения Сопротивления, необходимость которой вытекала из новой ситуации, возникшей в результате освобождения Финнмарка и поражений гитлеровцев на всех фронтах великой войны. В обращении говорилось:
«Правительству Норвегии, Лондон.
Уважаемые земляки.
В соответствии с резолюцией Центрального Комитета партии от 17 октября сего года ставим перед правительством вопрос о необходимости активизировать вооруженную борьбу в нашей стране. В мире, в Европе и в северных странах в настоящее время обстановка такова, что никакие ответственные круги больше не могут выдвинуть [229] сколько-нибудь состоятельных возражений против практических шагов правительства, направленных на борьбу с немецкими оккупантами, на разоружение оккупационных войск и освобождение нашей страны от гитлеровского террористического режима.
Вступление Красной Армии в Северную Норвегию и борьба, которую там вместе с советскими войсками ведут норвежские подразделения, должны быть поддержаны в той или иной форме боевыми операциями в других районах страны. По нашему мнению, в настоящее время налицо имеются как объективные, так и субъективные условия для того, чтобы правительство дало соответствующие инструкции о развертывании подобного рода боевых Операций. В связи с этим мы позволяем себе внести следующие предложения:
1. Поддержать действия Красной Армии и норвежских подразделений в Северной Норвегии путем широкого развертывания норвежскими партизанами акций саботажа в стране, повсюду, где это можно, наносить врагу удары, способствовать ослаблению и дезорганизации немецкой военной машины.
2. Оказать поддержку действиям Красной Армии и норвежских подразделений в Северной Норвегии путем развертывания боевых действий в других районах страны под руководством норвежского военного командования и по согласованию с командованием союзников.
3. Норвежское правительство должно добиться от правительства Швеции ясности в вопросе о том, что может быть сделано шведской стороной для поддержки операций по борьбе против немецких войск и их разоружению в Норвегии.
Коммунистическая партия Норвегии, Центральный Комитет».
Однако и на этот раз норвежское правительство и руководство Фронта Родины отклонило требование о единстве и сотрудничестве сил движения Сопротивления. Тем не менее намеченный Компартией курс на активизацию борьбы против захватчиков находил все более широкую поддержку среди борцов Сопротивления. В этот период Компартия Норвегии располагала наиболее боеспособными организациями по саботажу, наиболее влиятельной и эффективной подпольной печатью. Газеты «Все за Норвегию», [230] «Свобода», «Авангард», «Норвежская женщина», «Саботажник» и многие другие подпольные издания печатались многотысячными тиражами, мобилизовали и организовывали людей на активную борьбу. Особенно широко проводились диверсии на транспорте, на складах с горючим. Линия коммунистов на активную борьбу оказалась правильной.
В особенно трудном положении в тот период находилось население Финнмарка, где условия жизни были крайне тяжелыми на протяжении всех лет оккупации, и прежде всего в Восточном Финнмарке — прифронтовом тылу немецко-фашистской группировки. Там гитлеровцы и квислинговцы свирепствовали больше всего.
Тем не менее обитатели Финнмарка упорно и мужественно вели борьбу против своего врага. В этой борьбе они имели союзника в лице Красной Армии и Советского Военно-Морского Флота. Многие из жителей Финнмарка участвовали в партизанских группах, которые организовывались советским командованием, и под его руководством действовали на норвежской территории. Другие оказывали немаловажную помощь Красной Армии в разведывательной работе на суше и на море. Многие сотни жителей Финнмарка в годы оккупации участвовали в организации помощи советским военнопленным. В самоотверженной совместной борьбе окрепла дружба между находившимися в плену советскими гражданами и норвежскими патриотами. И это население фашистские убийцы пытались насильно принудить к эвакуации, запугивая его всяческими несчастьями, если оно останется дома после прихода Красной Армии.
Квислинговцы, направленные в Северную Норвегию для реализации приказа немецкого командования о принудительной эвакуации населения, прибыли в Финнмарк, когда там уже на всем лежала печать разгрома полярной армии. Немецко-фашистские руководители во главе с генералом Рендуличем думали лишь о том, чтобы спасти остатки своих потрепанных войск, переправив их на юг Норвегии, сжечь, уничтожить после себя в оставляемых районах все, чем могла воспользоваться наступавшая Красная Армия.
Через четыре дня после падения Киркенеса Гитлер лично отдал распоряжение об опустошении Финнмарка.
Это распоряжение еще больше усилило ожесточенность и необузданность действий немецких генералов.
В 1944 году в Финнмарке насчитывалось 60 тысяч жителей. Многие из них просто не имели возможности избежать эвакуации. Их выгоняли из домов и грузили на переполненные суда, а постройки поджигали. Предавали огню и подрывали гитлеровцы все — жилые дома, причалы и пирсы, школы и больницы, детские учреждения и приюты для престарелых, церкви и общественные здания. Мосты они превращали в руины, а дороги милю за милей взрывали бомбами с интервалом в пятьдесят метров, воронки начиняли минами, чтобы затруднить ремонтно-восстановительные работы. Телеграфно-телефонные столбы все до единого срезали с помощью динамитных патронов. Все склады, где имелось какое-либо продовольствие для людей или корм для скота, уничтожали или подвергали обработке отравляющими веществами.
После того как немецкие захватчики и квислинговцы превратили в руины весь Финнмарк и прочесали каждый населенный пункт, на территории губернии осталось еще 20 тысяч жителей — около одной трети населения. Это явилось своего рода народной демонстрацией протеста против фашизма и фашистских захватчиков.
Больше всего пострадал Киркенес. Этот крупный населенный пункт Северной Норвегии, расположенный вокруг залива, был разрушен до основания. Были взорваны и сожжены огромные склады с продовольствием и одеждой, запасов которых могло бы хватить для оставшегося в Финнмарке населения на пять лет. Оккупанты превратили в груды развалин производственные здания горнообогатительного предприятия «Сёр-Варангер», а огромные запасы кокса и угля на территории завода облили бензином и подожгли.
После принудительной эвакуации в разрушенном Киркенесе все же осталось около четырех тысяч жителей, которым предстояло пережить суровую полярную зиму.
Частично уцелевшим от разрушений оказался лишь полуостров Варангер. Решительное наступление Красной Армии на Киркенес вызвало такую панику среди немецко-фашистских оккупантов, что им было не до планов тотального опустошения на полуострове; они боялись оказаться отрезанными от путей к отступлению.
10 ноября, через четырнадцать дней после освобождения города советскими войсками, в Киркенес прибыла норвежская военная миссия, а 15 ноября — норвежская горнострелковая рота. Гражданские власти местного самоуправления уже приступили к исполнению своих функций. 14 ноября губернатором в освобожденных районах был официально назначен Педер Хольт. Вместе с гражданскими властями в работу включились военная миссия, исполнявшая функции командования военного округа, а также представители различных органов норвежского правительства в Лондоне.
Сразу же были установлены контакты с командованием советских войск, которое оказывало большую помощь населению освобожденных районов, позволившую людям пережить неимоверные трудности первой зимы в условиях варварского опустошения страны фашистскими захватчиками.
Советские войска преследовали гитлеровцев до Таны, затем возвратились в район Киркенеса и соседнего с ним населенного пункта Нейден. На переговорах между министрами иностранных дел Норвегии и Советского Союза советская сторона выразила пожелание, чтобы дальнейшее преследование немецко-фашистских войск взяли на себя норвежские вооруженные силы. Это пожелание уже со стороны советского военного командования было подтверждено через норвежскую военную миссию, которой была передана вся полнота власти в освобожденных районах западнее Нейдена. Норвежские военные власти, естественно, согласились с точкой зрения советской стороны. Хотя было ясно, что для выполнения подобной задачи находившиеся в их распоряжении силы были далеко не достаточны. Глава норвежской военной миссии полковник А. Даль в своем первом донесении правительству Нюгордсволла в связи с этим писал:
«Я не могу смириться с мыслью, что наши люди продолжают прозябать в Шотландии, в то время как солдаты другого народа умирают во имя освобождения Норвегии. Это, конечно, трудно понять и русским. Поэтому, если в Финнмарке будут продолжаться военные действия, то сюда для участия в борьбе следует направить возможно большее число наших военных».
Вопрос о положении в Северной Норвегии был поставлен на обсуждение норвежского правительства в Лондоне. Немецкие фашисты продолжали отступать, беспощадно опустошая страну. Лондонское правительство поставило вопрос о высадке в Норвегии южнее отступавших немецко-фашистских войск десанта, чтобы отрезать им пути к отступлению и тем самым приостановить или, в крайнем случае, затормозить дальнейшее разрушение страны. Для реализации этого плана требовалась помощь со стороны английских вооруженных сил. Но британское верховное командование просьбу о предоставлении такой помощи отклонило, сославшись на то, что в связи с открытием фронта во Франции оно не в состоянии выделить ни войск, ни транспортных средств.
Оставался вопрос о направлении в Финнмарк находившихся еще в Англии норвежских подразделений и военных кораблей. Однако британские военные власти отклонили и этот вариант. Использовать для транспортировки войск норвежские торговые суда считалось невозможным, а норвежские военные корабли были включены в операции у побережий Англии и Франции. Считалось невозможным также обеспечить снабжение норвежских войск в случае их переброски в Финнмарк. Англо-американское командование установило порядок, в соответствии с которым оно не снабжало районы, освобожденные не его вооруженными силами.
Ввиду всего этого норвежские военные подкрепления не смогли прибыть в Финнмарк до середины января 1945 года. В январе в Киркенес из Северной Швеции самолетами удалось перебросить сформированные на территории Швеции норвежские полицейские подразделения. Позднее за счет призыва на военную службу части населения, оставшегося в освобожденных районах, в Финнмарке были созданы войсковые подразделения.
Когда немецко-фашистское командование обнаружило отсутствие достаточно надежной охраны побережья Финнмарка с моря, оно начало организовывать систематические рейды на восток в уже эвакуированные немцами районы, подвергая репрессиям местных жителей, сжигая и разрушая еще сохранившиеся остатки жилья. Такие рейды проводились вплоть до последнего дня войны, несмотря на то что норвежцы использовали все свои скромные средства для пресечения пиратских налетов со стороны гитлеровцев.
Еще более трудным являлся вопрос снабжения гражданского населения. После отхода немецко-фашистских войск и произведенного ими опустошения в оставленных районах удалось собрать запасы продовольствия, которых могло хватить лишь на несколько недель. Уже в ноябре начали распространяться эпидемические заболевания. Больниц практически не было, ощущалась большая нехватка во врачах и медикаментах. В декабре положение ухудшилось до предела. Только благодаря помощи со стороны Красной Армии, предоставившей для нужд населения продовольствие, необходимые медикаменты и медицинское оборудование, катастрофа была предотвращена.
Лишь три месяца спустя после освобождения Киркенеса, 23 января 1945 года, в Северную Норвегию прибыло первое норвежское судно с продовольствием, и вопрос снабжения населения наконец удалось решить.
Зима 1944/45 года явилась для всех жителей Финнмарка суровым испытанием. В это трудное время норвежцы проявили исключительное мужество и стойкость. Войсковые подразделения, малочисленные и в высшей степени скромно обеспеченные материально, приложили максимум усилий и сумели до окончания войны изгнать остатки немецко-фашистских войск из пределов Финнмарка.
Решающим в успехах норвежцев явилась их дружба и сотрудничество с великим союзником — Советским Союзом, помощь, оказанная Красной Армией в то суровое время.
26 сентября 1945 года русские первыми из союзнических войск начали покидать территорию Норвегии. В официальном сообщении норвежского телеграфного бюро по этому поводу говорилось:
«Министр иностранных дел Трюгве Ли заявил, что поступавшие донесения различных официальных органов власти, имевших отношения с русскими, полностью подтверждают, что советское командование не только действовало абсолютно корректно, но и оказывало большую помощь норвежскому населению, что между советскими войсками и норвежским населением установились очень [235] хорошие отношения, которые отличались действительно взаимной симпатией.
Министр иностранных дел сообщил, что в связи с отводом советских войск из Норвегии был подписан протокол, в котором в краткой форме отражены действия советских войск на территории Северной Норвегии как во время боевых операций, так и в последующий период вплоть до их отбытия на родину. В этом протоколе указано, как немцы осенью 1944 года, вынужденные в ходе боевых действий отступать, жгли и разрушали промышленные предприятия, населенные пункты и другие объекты невоенного характера, взрывали мосты, разрушали дороги и насильно эвакуировали гражданское население. Подобные действия имели особенно широкий размах в западных районах Финнмарка, где Красная Армия не вела наступательных операций и где у немцев было время для разрушения и полного уничтожения населенных пунктов и других ценностей.
В протоколе отмечается, что еще в то время, когда Красная Армия, а позднее и норвежские войска под советским оперативным руководством вели боевые действия, русские комендантские власти, учитывая приближение зимнего периода, освободили практически все пригодные для жилья помещения, предоставив их в распоряжение оставшегося без крова гражданского населения. При этом личный состав советских войск вынужден был находиться большей частью под открытым небом. В распоряжение гражданского населения были предоставлены также сохранившиеся немецкие продовольственные склады и другое трофейное имущество. Несмотря на известные затруднения в снабжении непосредственно личного состава советских войск, органы снабжения Красной Армии оказывали помощь продовольствием норвежскому населению. За время пребывания в освобожденных районах Норвегии советские войска отремонтировали дороги, построили мосты взамен разрушенных немцами, учитывая при этом потребности местного населения в налаживании связи с другими районами страны. Советские войска осуществляли мероприятия по разминированию местности, для нужд норвежской стороны восстановили аэродром Хёйбуктмуен. Районы дислокации советских войск после их отбытия из Норвегии оставлены в образцовом состоянии».
Норвежский премьер-министр Эйнар Герхардсен в те дни направил главе правительства СССР телеграмму следующего содержания:
«В связи с отводом советских вооруженных сил с территории Норвегии хочу направить Вам горячее приветствие норвежского правительства и выразить его благодарность за ту ценную помощь, которую Красная Армия оказала в деле освобождения Норвегии от немецкого гнета.
Ваши офицеры и солдаты в Норвегии показали лучшие традиции героической русской армии... Они проявили истинный образец товарищества и воли к сотрудничеству. Солдаты Красной Армии укрепили дружбу между нашими двумя странами, они оставляют после себя у норвежского населения чувство благодарности и восхищения великим советским народом».
Так завершился этап норвежской истории, в итоге которого наша страна избавилась от войны, нацизма и чужеземного ига и заложила основу для мирной, свободной, самостоятельной жизни в атмосфере мирного сотрудничества и дружбы с нашим великим соседом на востоке.

Оригинальное название материала: Освобождение пришло с востока
Автор: Юст Липпе
Юст Липпе родился в 1904 году в семье служащего. В 1944–1945 годах — офицер безопасности командования военного округа Финнмарк. Прибыл в освобожденный советскими войсками Киркенес вместе с первыми норвежскими подразделениями. Исполнял обязанности переводчика при норвежской военной миссии.
Перевод с норвежского В. К. Фадина

Уникальные фотоматериалы смотрите ЗДЕСЬ

Норвегия 2014

Норвегия в фактах и цифрах 2014 [PDF]

Словарь

словарь

Норвежско-русский политехнический словарь

Заказать ЗДЕСЬ

Норвежская пресса

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS